05.08.2011
"Помни Россию" от 05.08.11

Не надо путать толерантность с безразличием

Иван Игнатьевич Саввиди, депутат Государственной Думы РФ от партии «Единая Россия». Член думского Комитета по международным делам, координатор межпарламентской группы по связям с Парламентом Греческой республики, член российской делегации в Парламентской Ассамблее Совета Европы (ПАСЕ). С июня 2004 г. И.И.Саввиди — президент Ассоциации Греческих Общественных Объединений России (АГООР). http://www.rememberrussia.ru/index.php?page=79&news=58В 2000 г. основал благотворительный фонд, который в сотрудничестве с Ростовской епархией РПЦ помогает детским домам, организует отдых сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Саввиди лично принимает участие в восстановлении православных святынь, благодаря его усилиям построен храм Святого Духа в селе Прохома (Греция), ведется строительство греческого православного храма Благовещения Пресвятой Богородицы в Ростове-на-Дону.

Мы попросили И.И.Саввиди ответить на вопросы, связанные с политикой России по отношению к соотечественникам.

-Сегодня может возникнуть ощущение, что чуть ли не главным мировым трендом стал миграционный процесс – так много внимания уделяют ему СМИ. Кто-то видит в миграции зло, кто-то — благо, другие рассуждают о неизбежности этого явления. Как Вы расцениваете миграцию?

- Если бы человечество не мигрировало, то Земной шар выглядел бы сегодня совершенно иначе. Миграционные процессы, которые начались тысячелетия назад, — это вынужденная необходимость. В каких-то случаях мигрирующие народы интегрировались в родственные этносы, в других – эти процессы шли с использованием силовых методов.

Скажем, Римская империя, обладавшая мощнейшим цивилизационным потенциалом, безболезненно ассимилировала целые племена и даже племенные союзы, которые вторгались на ее территорию. Но сам Рим находился под огромным культурным влиянием Древней Греции – ее архитектуры, философии, литературы. И когда Рим в результате войны присоединил к империи территорию Греции, это влияние еще больше усилилось. Например, патриции считали для себя обязательным иметь греческих воспитателей и преподавателей для своих детей.

Сегодня мир другой. Он интегрирован экономически, политически, информационно. Это глобальный мир. Исчезает понятие географического пространства – мы можем, например, по скайпу общаться с любой точкой мира, не ощущая при этом удаленности собеседника. И конечно же, меняется мироощущение человека, сам человек становится глобальным.

В связи с этим, например, перед Комиссией по миграции, беженцам и народонаселению ПАСЕ стоят весьма непростые вопросы – каким образом поддерживать или наоборот консервировать эту межкультурную ассимиляцию.

Я абсолютно убежден, что человек, приезжающий в другую страну, должен, как минимум, качественно воспринимать ту среду, в которой он оказался. Быть предельно терпимым и уважительно относиться к культуре того народа, среди которого собирается жить.

Например, для России это означает следующее. Приехавшие сюда не должны, создавать дискомфорта для русского человека, для русской культуры, пытаться навязывать ценности народа, который они представляют. Только тогда идет процесс взаимообогащения, и если участников этого процесса достаточно много, мы получим ту самую глобальную культуру, в которой, наверное, человечество сегодня нуждается.

- Миграция в Россию – это одна сторона медали. Но ведь есть и миграция из России, еще совсем недавно эта волна была довольно большой. С какими проблемами сталкиваются наши переселенцы, в частности, российские греки, вернувшиеся на историческую Родину?

- После развала Советского Союза многие граждане были вынуждены мигрировать. Люди сознавали, что единое советское пространство нарушено, а в другом пространстве, чуждом их ментальности, им оставаться не хотелось.

В то время в Грецию уехало много советских греков. Причем, как я иногда говорю, с гибридным содержанием. Многие, наряду с греческой, имели и русскую, и украинскую, и армянскую, и другую кровь. Греки в вопросах создания семьи довольно консервативны, но легко смешиваются с христианскими, православными народами. И там, в Греции, у них возникли проблемы адаптации и интеграции. Со стороны греческого правительства были попытки принять закон о репатриации, присвоить приезжим статус репатриантов. Но процесс встраивания в новую среду оказался очень болезненным.

Видимо, расчет делался на естественный ход событий: мол, родятся новые поколения, противоречия сгладятся, и появится новый единый народ.

Однако от греков, приехавших из СССР, я услышал фразу, которую повторил в греческом парламенте: «Во времена Оттоманской империи и младотурков был геноцид против тела греческого человека. Сегодня же состояние дел в Греции таково, что мы оцениваем его как геноцид души греческого человека».

По-моему, это говорит о том, что в стране так и не сложилось серьезной, вдумчивой политики в отношении миграции, желания сделать ее цивилизованной и качественной.

- А как определиться со своей национальной принадлежностью? Что принимать за главный критерий – кровь, почву, язык?

- Аристотеля как-то спросили: «Кто такой грек?» Великий философ ответил: «Это тот, кто признает греческую культуру и комфортно в ней живет». Сегодня любой человек, который является носителем русской культуры, живет в ней, является русским. Не надо определять национальность по ДНК. Еще Жозеф де Местр, французский философ и политический деятель, в начале XIX века писал: «Потри русского, увидишь татарина». Поэтому не надо тереть.

Я говорю по-русски, являюсь носителем русской культуры, обычаев, традиций, я считаю себя русским, и будьте добры признавать меня в этом качестве.

Живя в любой стране, я должен чувствовать себя частицей этого большого народа, сильного государства. А для этого мне необходимо иметь возможность прийти в российское посольство, объяснить, почему я считаю себя русским, и получить какое-то удостоверение, которое даст мне официальное право причислять себя к русскому народу. Пусть оно будет называться удостоверением соотечественника. Кроме того, я должен иметь право в любой момент обратиться в российскую миграционную службу, сдать это удостоверение и получить взамен паспорт. Т.е. стать гражданином.

Каждый обладатель удостоверения соотечественника при необходимости должен быть защищен исторической родиной, в какой бы стране он ни жил. Гарант российской конституции должен заявить, что если возникнет необходимость вступиться за соотечественника, например, в Америке, мы его защитим – политически, экономически, а при необходимости и с помощью оружия. И тогда каждый соотечественник станет (осознанно или нет) лоббистом наших интересов.

Если бы у ливийского народа были хорошие лоббисты в диаспорах, Европа никогда не поступила бы так с Ливией. А это говорит о том, что, в свою очередь, ливийское государство, наверное, безразлично относилось к своим диаспорам в Европе.

- Сегодня много говорится о мультикультурализме. А на каких основах, с Вашей точки зрения, должна строиться новая глобальная культура?

- Премьер-министру Турции Р.Т.Эрдогану в Страсбурге французский депутат задал вопрос: «Почему Вы тормозите межкультурную ассимиляцию?» Эрдоган ответил, что он против ассимиляции. «Турок должен оставаться турком, где бы он ни находился, — пояснил премьер. – И это я сказал при встрече с диаспорой».

Конечно, такая позиция сегодня – непопулярна в Европе. В фаворе терпимость и толерантность. Процитирую опять Жозефа де Местра. В одном из писем русскому императору Александру I он написал примерно следующее: «К сожалению, русский народ путает толерантность с безразличием». И сейчас у многих сформировался четкий поведенческий стереотип – не воспринимать негатив, быть безразличным, и выдавать это за толерантность.

Я убежден, что глобальную культуру ни в коем случае нельзя строить на принципах девальвации собственной национальной культуры. Иначе получим систему, совершенно чуждую нам.

Как сказал Святейший Патриарх Кирилл, мы должны противоречия убрать, а ценности усилить. В действительности же получается, что ценности отходят, а противоречия остаются.

Лет пять назад В.В.Путин на встрече с послами произнес примечательную фразу: «Ничего лучшего, чем советский человек придумать не могли, но, к сожалению, не прижилось». Очень жаль, что он не развил дальше эту тему. А по-моему, не прижилось потому, что при формировании советского народа не приняли во внимание важнейшее условие – он должен был состоять из лучших элементов национальных культур. Сегодня при создании уже мировой, глобальной культуры неплохо было бы учесть это условие.

- Чего не хватает, с Вашей точки зрения, российской политике в отношении соотечественников?

- На упомянутой встрече В.В.Путин сказал: «С богатым и сильным хотят дружить все. Давайте богатеть и усиливать себя». Действительно, не нужно никому себя навязывать. Будем укреплять свою экономику, усиливать свои позиции, и с нами все захотят дружить.

Но я уверен, что при ослабленных диаспорах это невозможно. Слабые диаспоры за рубежом разрушают нас. Но как только они станут сильны, а это может произойти только при условии защищенности с нашей стороны, они начнут трудиться на Россию.

Я считаю, что работа с соотечественниками пока не носит системного характера и ведется от случая к случаю. А между тем, соотечественники могли бы стать мощным лобби для своей исторической родины. Не надо их звать обратно. Им нужно создать условия, при которых они смогли бы использовать свой потенциал во благо России.

Сегодня нужна серьезная программа работы с соотечественниками, и возглавить ее должны первые лица страны. Соотечественники — это мощнейший ресурс. Десятки миллионов русскоговорящих живут в Европе, а она по-прежнему к нам относится плохо. Виноваты ли европейцы? Нет, я их в этом не виню. 70 лет нас представляли Европе, как чудовище, распустившее свои щупальца по всему миру. И это не прошло бесследно. Поэтому сегодня мы должны, в том числе и с помощью наших диаспор, реабилитировать образ России, российского человека и сделать понятной для европейцев его ментальность.

Я считаю, что нам нужен закон о репатриации. Кроме того, необходимо признать, что русский народ разделен. Скажем, около 10-15 миллионов русских живет на Украине. Разве это не разделенный народ? Надо законодательно ввести у нас понятие разделенный народ. И тогда настанет день, когда человечество скажет: «В конце концов, русский народ имеет право объединиться».

России необходимо Министерство по делам национальностей или его подобие. Необходим серьезный, авторитетный консультативный совет, занимающийся всей проблематикой диаспор при верховной власти. И формировать видимые и неявные связи диаспор с исторической родиной и наоборот России с соотечественниками. И, наконец, надо всячески поддерживать и пестовать русофилов во всем мире.

Например, среди депутатов Совета Европы есть немало людей, для которых Россия небезразлична. Я не буду брать греков, которые по ментальности те же русские, или восточных европейцев. Я знаю нескольких депутатов — англичан, португальцев, итальянцев, — которые по любой позиции готовы поддерживать Россию. Они по природе своей русофилы. Это надо ценить. И поддержка таких людей, наверное, должна стать частью российской государственной политики.

Если рассматривать российский народ как единый, пусть и представляющий несколько основных конфессий, но целостный организм, то базисом, основанием, на котором он существует и развивается, должны быть нравственные и духовные начала.

Ни одна попытка создать государство на игнорировании этих начал, ценностей, на умалении роли церкви или вовсе исключении ее из этого процесса, не увенчалась успехом.

Когда мы реально наполним высоким нравственным и духовным содержанием такие понятия, как диаспора, национальная политика, политика по отношению к соотечественникам, нам, всему Русскому миру, удастся подняться на качественно новую ступень существования и развития.

http://www.rememberrussia.ru/index.php?page=79&news=58