03.04.2009
"Молот", № 43-44

Греки на Дону

25 марта донские греки отметили очередную дату начала национально-освободительного восстания 1821 года, которое привело к освобождению страны от многовекового османского ига. Однако не смогли бы греки противостоять карательным экспедициям паши Ибрагима, если бы не морское сражение в бухте Наварин. Здесь флот посланца султана был разбит эскадрами Англии, Франции и России. Для Российской империи – это продолжение ее политики в отношении Греции: жители Кикладских островов помнили 1770-1774 годы, когда острова находились под русским управлением в результате экспедиции графа Орлова-Чесменского в Эгейском море. А с Доном и Приазовьем связи этой страны — колыбели европейской цивилизации — начались еще к VII веку до нашей эры.

Берега Меотского озера или Меотиды (так древние греки называли Азовское море) привлекали представителей античной цивилизации выгодной торговлей с местным населением. И не только этим: с появлением здесь колоний решалась еще одна проблема – уменьшение числа жителей перенаселенных городов Пелопонесского полуострова. На первой волне Великой греческой колонизации начинается заселение Крыма с появлением здесь Боспорского царства, на второй волне – греки появляются и в низовьях Дона. Возникают не только Кремны (которые международные археологические экспедиции  ищут на дне Азовского моря вблизи Таганрога), другие торговые фактории и Танаис, крупнейшая колония боспорских греков на краю Ойкумены (Земли). На протяжении пяти-шести веков он оставался самым крупным торжищем варваров, писал древнегреческий историк Страбон. Здесь торговали зерном, рабами, соленой рыбой, вином.

Но не только традиции торговли принесли греки на эту землю. Председатель Ростовского облизбиркома  Сергей Юсов всегда с гордостью рассказывает о том, что традиции демократии на Дону идут именно от традиций выбора эллинархов и архонтов (глав самоуправления греческой и местной общин) в Танаисе. Если судить по именам, высеченным на памятных досках, население города было достаточно смешанным, и эти должности никогда не противопоставлялись друг другу, а были, скорее всего, традиционными.

Этот город, упоминание о котором сохранилось и в «Божественной комедии» Данте, был разрушен готами в III веке нашей эры, а окончательно жизнь прекратилась в этих местами после нашествия гуннов век спустя. Но кто теперь помнит имена этих завоевателей, а имя народа-созидателя осталось в истории Дона навсегда.

Впрочем, и в зарождающемся казачестве, судя по всему, пребывали греки, от чего пошли на Дону исконно казачьи фамилии Грековых, Гречаниновых. Новая волна греческих переселенцев прибыла в наши края в ХVIII веке после подавления очередного восстания греческого народа, боровшегося за свою независимость от Османской империи. Как уже сказано, оно было поддержано русским флотом. Команды российских кораблей пополнились греками, у которых искусство мореплавания – на уровне генной памяти. Воевавшим на стороне России против Турции грекам было предоставлено право поселения на берегах Азовского моря и на Дону. Эмигрантам предоставлялись денежные ссуды и освобождение от подателей и рекрутского набора на 30 лет. Вскоре греческие поселения в районе Таганрога и Мариуполя пополнились своими соплеменниками, пришедшими из Крыма вместе с анийскими армянами.

Многие из переселившихся греков поступали на российскую службу и, повышаясь в чинах, приобретали личное и потомственное дворянство. В Таганроге одно время существовал и греческий магистрат. И был вплоть до середины ХIХ века этот город  

основным внешнеторговым портом на юге страны — не в последнюю очередь за счет тех торговых операций, что вели таганрогские греческие купцы с южными странами. А одним красивейших зданий города до сих пор остается дворец Алфераки, выстроенный представителем известнейшего греческого семейства Таганрога.

Селились греки и в Ростове-на-Дону, в начале ХIХ века бывшем небольшим уездным городишком. Проезжая в 1818 году Ростов, император Александр Первый удивился красоте местных  женщин. «Гречанки, ваше величество!» — последовал ответ.

В будущей донской столице греческие фамилии также были не редки. Активное участие в торговой жизни города во второй половине ХIХ века принимали представители таких греческих семейств, как Феофани, Асланиди, Скараманга, Сканави, Маврогордато и другие. Однако не только торговля становилась предметом их внимания. В 1891 году, когда началось строительство Николаевской городской больницы (ныне – корпуса Ростовского государственного медицинского университета), среди первых жертвователей были члены греческой колонии. Встречались греческие фамилии и среди депутатов ростовской городской думы.

В 1909 году на средства греческой общины была выстроена греческая Благовещенская церковь и школа. В начале ХХ века в Ростове действовало Эллинское благотворительное общество, которое в 1904 году возглавил негоциант, грек Николай Гавала. Его дом до сих пор украшает Пушкинскую улицу под номером 93. На имя владельца указывают две начальные буквы его имени и фамилии, вплетенные в кружево сохранившихся ажурных ворот.

Традиции архитектурной неоклассики, повторяющей прекрасные черты античных зданий, на той же Пушкинской можно проследить и в творении архитектора Эберга, построившего украшение не только улицы, но и города – особняк Николая Парамонова, ныне научную библиотеку ЮФУ.

Но настоящий взрыв активности греческого донского сообщества произошел в наши дни. В начале 1990-х в области появилось культурно-просветительское общество донских и приазовских греков «Танаис», которое возглавил депутат Государственной Думы РФ, член ее комитета по международного сотрудничеству, координатор перферий — стран бывшего СССР Иван Саввиди. В результате одной из запомнившихся акций общества, доказывающих созидательную суть греческого народа, стало появление на Дону Античного сада.

Страшные пожары в Греции уничтожили много оливковых рощ на ее территории. А греки – народ с одной из самых больших в мире диаспор. Тех, кто считает себя греками и живет вне границ эллинского государства, на планете  насчитывается около семи миллионов человек. И тогда было решено взамен сгоревших олив посадить другие деревья – пусть и не на той территории, где они погибли.

А где было сажать Античный сад на Дону, как не на территории греческого города, постройки и некрополи которого археологи уже столько десятилетий открывают миру?! На закладку Античного сада в заповеднике «Танаис» съехались представители греческих диаспор не только России, но и Украины, и Грузии, которые привезли  собой саженцы традиционных для этих стран деревьев. Пройдет всего несколько лет, и приезжающих в заповедник будет встречать аллея платанов, посаженная руками тех, кто с гордостью называет себя греком.

Эта традиция, начавшись в прошлом году, будет продолжена и в этом. Как и традиция проводить Неделю греческой культуры на Дону. В 2009-м в ее рамках был впервые проведен кинофестиваль «Тема Греции в мировом кинематографе».

Стоит отметить еще одну традицию, столь замечательно прижившуюся на Дону.  Она взросла и окрепла не только с приходом сюда греков, но не без их примера. За все время проживания на донской земле не наблюдалось ни одного межэтнического конфликта с их участием. Это вовсе не означает, что представителями этого народа утеряны свои традиции и культурные ценности. Наоборот, они ими дорожат, но никому не навязывают. Однако тем, кто хочет приобщиться к этим ценностям, греки всегда открыты для общения. Последнее тому свидетельство – выставка работ детской студии «Колорит», которая называлась «Рисуем Грецию». Ее можно было видеть на Неделе греческой культуры в ДК «Ростсельмаш».

Словом, присущ донским грекам тот самый «правильный национализм»», за который так ратуют евразийцы. То есть, тем самым принципам, которые выработали века и тысячелетия межнационального общения: «Живи сам и давай жить другим!».

Вера Волошинова